MIRGEO - популярная наука, эволюция, динозавры

í饠ті± о©¶ Главная arrow А-Я arrow Статьи arrow Живая планета 
04.04.2020
Главное меню
Главная
О проекте МИР ГЕО
Публикации по алфавиту
Новости
Статьи
Блог (все материалы)
Фото галерея
Поиск
Карта сайта
Ссылки
RSS ленты
RSS новости
Наши партнеры
Избранное
RSS экспорт

 
А-Я Статьи Живая планета

Поиск по тегам : Самый, белый, цвет, самый белый, Лягушка, 10 миллиметров, лягушки, земноводные, Nyctibatrachus minimus, штат Айдахо, США, гигантская креветка, неизвестный вид, моллюски, осетровая рыба, рыбы


Зелёный ад амазонии
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
Написал Александр Кармен   
13.03.2009

Сок этих колючих плодов спасает индейцев от насекомых  

Сок этих колючих плодов спасает индейцев от насекомых

 
И огород, и магазин, и аптека

Похоже, сельва была недовольна нашим вторжением  и сдержанно, но наглядно демонстрировала свою враждебность. Моя насквозь промокшая рубашка была уже измазана, проткнута и разорвана во многих местах.

Однако иного было не дано, и в общем-то, этого мне и хотелось: иначе какого черта было ехать в такую даль, в конце концов можно было бы и в ботанический сад сходить!

Хорхе то и дело заботливо поглядывал на меня: не пора ли сбавить обороты, отдохнуть? Но я упорно бодрился: мол, давай дальше.

Вдобавок ко всему мы наткнулись на овраг, больше походивший на трещину, образовавшуюся при сильном землетрясении, но напрочь заросшую со всех сторон.

Овраг был неширокий, всего метров пять-семь, но глубокий, и вдобавок внизу стояла усыпанная опавшей листвой черная вода, которую, как я понял, вброд не преодолеть. Идти в обход было нелепо, овраг мог быть бесконечным.

Может быть, мост построить? Честно говоря, это предложение я высказал в шутку, но индеец воспринял его всерьез и, не сказав ни слова, углубился в чащу. Мы с Хорхе остались одни, и он, не желая терять время, продолжил урок прикладной ботаники.

Сначала он вытянул из земли какой-то, похожий на толстый гладиолус, стебель и протянул его мне. «Это закуска, — сказал он. — Наверное, проголодался?». Я стал жевать. Приятная на вкус мякоть, напоминающая недопеченный белый хлеб, действительно легко утолила начавший разгуливаться аппетит.

За «гладиолусом» последовали листики, похожие по вкусу на мяту, и, наконец, какие-то красные маленькие бананчики. На сладкое я получил несколько продолговатых фруктов тоже красноватого цвета.

Из чащи донеслись звуки врубавшегося в дерево мачете: индеец строил мост. А Хорхе, накормив меня чем Бог послал, продолжил свою лекцию:

— Как видишь, в сельве умереть с голоду невозможно.  Индейцы  знают ее, как свой дом. Это, образно говоря, и огород, и магазин, и аптека. Здесь есть средства практически от всех болезней. От всех, — повторил он, специально сделав акцент на последнем слове. — Но мало кто занимается по-настоящему глубоким изучением здешней флоры.

Индейцы же, особенно их курандерос (знахари) и шаманы, отлично осведомлены о лечебных свойствах растений. С их помощью они лечат артриты, ожоги, делают местную анестезию, борются с сахарной болезнью, растворяют и выгоняют камни из почек, даже останавливают облысение — явление редкое среди индейцев, но встречающееся.
Из чащи появился индеец, что-то сказал Хорхе.

— Пойдем, надо ему помочь.

Оказалось, что тот уже срубил дерево сантиметров тридцать в диаметре. Оно стояло прислоненным к другому дереву-небоскребу, похожему на космическую ракету: его необъятный ствол расходился у основания на несколько «стабилизаторов».

Именно такие деревья изображают в мультфильмах про страшные, дремучие леса: высоченные, с торчащими из-под земли корявыми, похожими на щупальца гигантского осьминога, корнями. Нам же предстояло перекинуть через овраг то, что срубил индеец, и привязать лианами к двум, уже когда-то ранее проложенным там бревнам.

Тут же выяснилось, что дикая тропа, которой мы шли, оказалась стандартным, хотя и повышенной сложности, маршрутом для туристических прогулок по сельве, и якобы случайно обнаруженный нами полуразрушенный мост тоже был частью этого пути.

В это трудно было поверить, ведь казалось, что мы шли по совершенно девственному лесу. Просто маршрут этот, — по словам Хорхе, один из самых трудных и интересных именно своей дремучестью, — несколько месяцев не использовался по назначению, вот дорога и одичала. И это было еще одним подтверждением немыслимой живучести организма, именуемого «сельвой».

На достройку моста у нас ушло около часа. Первым по нему пошел индеец. Он пересек овраг так, словно делал это по сто раз в день. Следующим должен был быть гость. Но, осторожно балансируя и стараясь не смотреть вниз, я, дойдя до середины, сорвал сапогом с нового ствола кусок коры и поскользнулся.

Каким чудом я не загремел в черную овражью жижу вместе с фотокамерами и диктофоном, до сих пор остается загадкой. Болтая ногами, ухватившись за влажные стволы, я чувствовал, как под руками скользит и отлупливается кора, оставляя еще более скользкую, словно специально смазанную для такого случая, поверхность. Да, сельве явно не нравился наш поход.

Выбравшись с помощью Хорхе на другую сторону, я обнаружил, что при падении вдобавок повредил правую ногу. Противная ноющая боль начала растекаться пульсирующими ударами, как мне казалось, от щиколотки по всему телу. В отчаянии я присел на землю и беспомощно посмотрел на Хорхе.

Тот озабоченно склонился надо мной, потребовал снять сапог и осмотрел ногу. Там действительно появилась опухоль. Пощупав ее и погладив, он что-то сказал индейцу. Тот тоже сделал осмотр. Затем состоялся консилиум, по окончании которого индеец скрылся в лесу.

Хорхе пристально посмотрел мне в глаза, словно хотел удостовериться, доживу ли я до возвращения проводника. Я вяло улыбнулся, пролепетал что-то в свое оправдание. Он похлопал меня по плечу, успокоил: мол, ничего, и не такое еще бывает.

Скоро вернулся индеец, неся в руке какие-то мелкие красно-зелено-коричневые шарики-семена и пучок листьев, похожих на лопухи среднего размера. Хорхе и индеец искрошили шарики в порошок, посыпали им сильно покрасневшую вспухшую кожу, потом смочили «лопухи», обернули ими мою щиколотку, плотно закрепили их тонкими ниточками-вьюнами и велели посидеть без движения.

Вскоре я почувствовал легкое жжение, потом холодок и наконец облегчение — нечто похожее на местную анестезию. Не переставая удивляться, я смотрел, как мои спутники, о чем-то разговаривая, хитро и весело поглядывали в мою сторону.

Не помню, сколько времени прошло, но ощущение боли постепенно исчезло, о чем я и сказал Хорхе. Тут они оба взялись за мою ступню и, не снимая листьев, начали, словно вправляя выскочивший сустав, крутить ее и дергать. Боли я не чувствовал, позволяя издеваться надо мной, как им вздумается. Я знал, что ничего плохого от этой экзекуции мне не грозит: уж они-то свое дело знали.

Прошло еще с полчаса, и мы как ни в чем не бывало продолжили путь.  О том, что они со мной сделали, Хорхе обещал рассказать по возвращении на турбазу, но поскольку нога меня уже не беспокоила, я начисто забыл расспросить его о деталях и особенностях примененного ко мне врачевания. А жаль.



 
< Пред.   След. >
Динозавры

Gastornis


Pliocene


Разделы
 
  Гўж±µ ті± о©¶  | Powered by Dreval.com |  |  Гўж±µ ті± о©¶

homo erectus антарктида антарктика археология астероиды африка бабочки бактерии водоросли галактика генетика гены геология дерево динозавры днк долголетие древние люди египет жизнь жители древности звезды земля земноводные змеи китай климат кораллы космический аппарат космос кошки ландшафты луна лягушка лягушки мамонты марс медицина меловой период моллюски музыка муравьи насекомые неандертальцы носорог носороги обезьяны окаменелости палеонтология период плейстоцена перу планеты плейстоцен погода пресмыкающиеся продукты питания птицы раскопки растения рептилии рыба рыбы слоны солнечная система солнце тиранозавр топливо третичный период углекислый газ украина фото фото галерея человек череп эволюция эволюция человека экология энергетика